Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

я_ч/б

Мой 2015-й в 12 картинках

Вспомнила пароль от ЖЖ - решила по такому случаю зафиксировать какие-то эпизоды. Без лишних слов, ибо упущенного всё равно не нагнать, но инстаграм с фейсбуком кое-что помнят (и даже иногда вежливо напоминают).

Итак, что было в моём 2015-м, если верить разрозненным фотосвидетельствам.

Collapse )
Джейн Остин с книгой

Люксембургский сад

Этим постом мне хотелось бы завершить свой рассказ о Париже, поставив не точку, но многоточие. Он будет намного менее содержателен, чем все остальные, поскольку посвящен одному-единственному объекту — Люксембургскому саду. Но я не могла оставить его без внимания, поскольку для меня это одно из тех мест, которые казались хорошо знакомыми ещё задолго до посещения французской столицы. И на которые особенно хотелось взглянуть. По-моему, это едва ли не самое литературное место во всём Париже. Здесь прогуливались, беседовали и заводили романтические знакомства бесчисленные книжные герои. Сюда, в конце концов, приходил голодный молодой Хемингуэй. И наверняка многим из вас доводилось, погружаясь в чтение, внимательно следить за разворачивавшимися здесь драмами. Поэтому на сей раз я не стану работать филиалом "Википедии" и обойдусь без обилия исторических фактов. Просто прогуляемся по дорожкам Люксембургского сада как по странцам какого-нибудь литературного сочинения. Цитаты подобраны навскидку — дополняйте, ежели будет желание.



Collapse )
разочарованная Неми

Кладбище Пер-Лашез

В какой-то момент — видимо, под воздействием уже перевалившей за середину московской зимы — мне стал всё чаще вспоминаться залитый солнцем Марсель. Конечно же, не без легкой грусти и ностальгии. Времени свойственно сглаживать острые углы и идеализировать воспоминания, но и тогда, когда они были ещё свежи, я смело могла назвать Марсель лучшим городом из всех, где мне довелось побывать... В общем, я снова с головой зарылась в летние мыльничные фотографии (по большей части ужасные, но тут уж не я виновата). И что вы думаете? Нет, Марсель я вам сегодня не покажу, а продолжу с того места, на котором остановилась несколько месяцев назад. А Марсель будет хорошим стимулом, чтобы не забросить это дело и всё-таки добраться до него в хронологическом порядке.

А пока — гораздо менее жизнеутверждающий сюжет :) Кладбище Пер-Лашез в Париже. И его обитатели.

Должна вам сказать, что парижские кладбища — это совершенно отдельная тема. Тайным тафофилам, которые, насколько мне известно, присутствуют в моей френдленте, имеет смысл планировать специализированную поездку в Париж — исключительно для прогулок по местным кладбищам. На неделю, а лучше — на две. Потому что вот уж на что действительно богат этот город, так это на интересные захоронения.

Во-первых, конечно же, здесь похоронена масса всемирно известных личностей. Причем не только парижан и вообще французов. Как ни крути, на протяжении столетий в Париже активно тусовалась интеллектуальная элита со всего света, и многим её представителям не повезло (или всё-таки повезло?) здесь же и окончить свой век. Отдельного упоминания заслуживают русские эмигранты — имена многих из них нам хорошо знакомы. Под Парижем есть даже кладбище, неофициально называемое русским, — Сент-Женевьев-де-Буа. Там вам и Бунин, и Ремизов, и Гиппиус с Мережковским, не говоря уже о многочисленных Рябушинских, Шереметьевых и Юсуповых. И многие, многие другие. Но до него мы, увы, не доехали.

Во-вторых, по парижским кладбищам просто приятно бродить, разглядывая склепы и внушительные каменные надгробия. Обстановка здесь преисполнена какого-то спокойного величия, внушает уважение и трепет перед быстротечностью времени — в общем, заставляет задуматься о вечном. Классические советские кладбища заставляют скорее содрогаться и внушают чувство смутной жалости — в общем, однозначно грустные эмоции. Тут же всё как-то по-другому. Естественно, это касается в первую очередь Пер-Лашез, до которого мы всё-таки добрались в последний день своего пребывания во Франции.

Собственно, в Париже мы жили неподалёку от него — в пешей досягаемости. И когда строили планы на этот последний день, рассчитывали примерно так: с утра на Пер-Лашез, погулять там пару часиков, быстро обежав могилы местных знаменитостей, а потом в центр, закупаться сувенирами и разными другими штуками, которые мы хотели привезти из Франции, но до того момента так и не приобрели. Ну, что я теперь могу сказать? Наивные, наивные дети! Из ворот Пер-Лашез мы выползали незадолго до закрытия, усталые, как собаки, и так и не дошедшие до нескольких интересовавших нас могил, потому что под конец было уже пофиг на всё, по большому счёту. Зато вынесли оттуда массу впечатлений. И одностишье: "Все лежат на Пер-Лашезе, только я ещё стою!"



Collapse )
я_ч/б

Начало ноября

В ноябре уже успела поболеть, причём даже с температурой, чего со мной не случалось уже года полтора. У последнего обстоятельства есть свои минусы: напрочь отвыкаешь от того, каково это — когда твоё тело диктует тебе правила и задаёт коридор возможностей, а не наоборот. Три дня мучилась от чудовищного насморка (тоже уже успела позабыть, что такое в принципе бывает), страдала ужасно, пока вечером третьего дня содержание алкоголя в крови не превысило допустимую приличиями норму — и как рукой сняло, причем, что характерно, практически без рецидивов. Как бы то ни было, очень надеюсь, что, официально позволив себе немного поболеть, я произвела свои отчисления в недужный фонд, и в обозримом будущем никакая зараза меня больше не коснётся.



Collapse )

Почти хайку:
Хочется макрообъектив
Пока душит жаба
И в чём-то она права
чаепитие

Проект «Еда в литературе»

Эту идею я вынашивала уже очень давно. Началось всё с того, что я увидела где-то в Сети рецепт пирожных «мадлен», сразу вспомнила Пруста и университетские лекции по зарубежной литературе и поняла, что я буду не я, если этот пункт не пропишется в моём кулинарном репертуаре. Потом возникла идея тематической вечеринки с поеданием мадленок, распитием липового чая и чтением Пруста вслух, которая плавно трансформировалась в мысль о целой серии посиделок в стилистике различных писателей. Конечно же, ни одно подобное мероприятие пока так и не было организовано (всё-таки организаторскими талантами я никогда не блистала), но было бы обидно, если бы идея не нашла хотя бы какого-то воплощения.

В общем, хочу представить вам свой тематический блог кулинарно-литературной направленности — read_and_eat. В нём я буду рассказывать о приготовлении (и поедании) блюд, вкусно описываемых в разных замечательных книжках.

Первый пост, как и планировалось, посвящён прустовским мадленам. При подготовке следующих двух я, вероятнее всего, буду вдохновляться Милорадом Павичем и Сашей Чёрным соответственно. Хотя у меня уже припасён внушительного объёма вордовский файл с цитатами, так что есть из чего выбирать. Один только Николай Васильевич чего стоит. Впрочем, последний товарищ в рассматриваемом мною разрезе настолько крут, что, боюсь, я не скоро решусь к нему подступиться :) Ещё есть отдельный файл с цитатами из «Шоколада» Джоанн Харрис — тут тоже, определённо, не ограничишься одним постом. В общем, надеюсь, будет интересно! Ну, по крайней мере мне :)

Наверное, буду периодически публиковать здесь ссылки на обновления, но постараюсь не утомлять. Не думаю, что они (обновления) будут появляться очень часто (всё-таки каждый такой пост — это целая история, требующая времени, сил и вдохновения), но надеюсь по крайней мере на некоторую регулярность :)

Ну и это... Массово френдить, конечно, не призываю, но если кому-то всё это покажется любопытной затеей — буду только рада!

Джейн Остин с книгой

Гюнтер Грасс. «Собачьи годы»

Грасс прекрасен, как ни крути. Интересно, после скольких прочитанных книг уже можно причислять писателя к любимым авторам? Если двух внушительных по объёму произведений для этого достаточно, то теперь имя Гюнтера Грасса — однозначно в списке моих фаворитов. Впрочем, оно было там и раньше, уже после прочтения «Жестяного барабана», но «Собачьи годы» окончательно убедили меня в том, что каких-либо сомнений по этому вопросу быть не может.

На «Лайвлибе» в своих рецензиях на книги Грасса многие пишут о том, что немецкая литература скучна и занудна, и читать её — удовольствие сомнительное. Сказать по правде, я всегда склонялась примерно к тому же мнению, если не брать в расчёт всяких матёрых классиков вроде Шиллера и Гёте. Тем удивительнее, что Гюнтер Грасс, будучи ярчайшим представителем немецкой литературы и, в целом, продолжателем немецких литературных традиций, не вызывает у меня подобных отрицательных эмоций. Да, его повествование — очень «немецкое»: обстоятельное, подробное, неторопливое и немного самодовольное. Но всё это только внешние черты. Талант Грасса сумел разжечь в нем искру жизни, зарядил его каким-то внутренним ритмом, динамикой, нанизал даже не на единый стержень, а на прочный стальной каркас — сложное, но чёткое хитросплетение сюжетной арматуры. За счёт этого его книги читаются очень легко, кто бы что ни говорил, — нужно только ритм поймать.

Collapse )
Джейн Остин с книгой

Про счастье

Collapse )

Я как-то совсем упустила, в какой момент успела плавно перекочевать из первой категории во вторую. Без таких крайностей, конечно же, но тем не менее...
Ну да, последнее дело — вешать чужие стихи и говорить, мол, это про меня. Это и не про меня :) Просто накатывает временами по разным поводам — в такие моменты особо остро чувствуешь значение чужих стихов. Прям как будто глаза открываются, и ты видишь за словами их истинный смысл. Это стихотворение, определённо, одно из таких.
я_ч/б

О добрых поступках

...Придавая непомерно огромное значение добрым поступкам, мы в конце концов возносим косвенную, но неумеренную хвалу самому злу. Ибо в таком случае легко предположить, что добрые поступки имеют цену лишь потому, что они явление редкое, а злоба и равнодушие куда более распространенные двигатели людских поступков.

Альбер Камю. «Чума»


С тех пор, как на Лайвлибе появился сервис, позволяющий добавлять цитаты к прочинанным книгам, у меня, слава Богу, отпала необходимость засорять ими ЖЖ. Но иногда всё-таки хочется, м-да.

Тут ведь вот какое дело. Мне как раз кажется, что добро, напротив, заслуживает куда большего внимания, чем ему уделяется в повседневной практике. Точнее, скажем так: я согласна с тем, что добро — это норма, а зло — отклонение от неё. Но это ещё не значит, что добро не нуждается в публичной демонстрации — исключительно потому, что является чем-то само собой разумеющимся. Тем более, есть подозрение, что оно является таковым только в сознании наиболее адекватной части человечества, которая одним только этим теоретическим постулатом никак не может повлиять на объективную расстановку сил в реальной жизни. В условиях, когда вокруг столько всякой чернухи, каждый факт банального доброго поступка достоин того, чтобы о нём узнало максимальное количество людей. Узнали, порадовались и, может быть, взяли пример. Или хотя бы просто порадовались. А невнимание к каким-то положительным моментам, окружающим нас в повседневной жизни, по большому счёту сродни чёрной неблагодарности.
я_ч/б

Разговоры о высоком

Сидела давеча на скучной-скучной лекции и размышляла о том, как это всё-таки круто, когда в твоей жизни встречаются люди, ещё не растерявшие удивительной юношеской непосредственности.

До сих пор с некоторым приятным удивлением вспоминаю один эпизод. Мне тогда было лет 14-15 — самый такой беспокойный возраст, сами понимаете. И вот в один прекрасный день моя хорошая подруга дала мой телефон одной своей знакомой — просто потому, что я прочитала тогда какую-то книгу, которую эта знакомая жаждала с кем-нибудь обсудить, а было не с кем. Мы с этой девушкой были знакомы тогда очень поверхностно: так, пересекались пару раз на каких-то тусовках. И вот она мне неожиданно позвонила — и мы на протяжении нескольких часов обсуждали собственные литературные впечатления, а также — попутно — судьбы всей Вселенной и парадоксы глобальных основ мироздания. Говорили, разумеется, редкостную чушь — я уж и не помню, какую именно, да это и не важно по прошествии стольких лет, раз Вселенная до сих пор цела. Но это было действительно круто: фактически интеллектуальный секс с первым встречным, и притом на самом высшем уровне. И, что самое главное, сама ситуация в целом казалась обеим сторонам вполне естественной: совершенно неважно, что на другом конце телефонного провода был практически незнакомый человек. Ну и что? Просто этому человеку хотелось с кем-то обсудить судьбы мироздания — что может быть естественнее?

И всегда очень отрадно, когда что-то подобное (пусть и не точно такое же, но близкое по духу) вдруг случается сейчас, в этой так называемой «взрослой» жизни. Речь не о беседах в духе «вагонные споры — последнее дело, когда больше нечего пить», хотя это тоже бывает иногда весьма прикольно. Но гораздо круче, когда два человека примерно одинакового интеллектуального уровня и любой степени знакомства (в данном случае что-то мне подсказывает, что чем она меньше, тем лучше — для «чистоты эксперимента», так сказать) сходятся не ради кратковременного развлечения и убивания времени, а ради самого разговора — и могут вдоволь перетереть на темы любой степени масштабности. Вот так запросто поговорить о глобальном — удивительная роскошь почему-то.

P.S. Правда, я тут поняла по ходу дела, что уж не помню, когда в последний раз разговаривала по стационарному телефону, тем более «по душам». И не помню, когда в последний раз мой телефонный разговор длился дольше 15 минут. Какая квалификация утеряна, чёрт побери! :)
Бараш с подковой

"А это я взяла на каникулы для лёгкого чтения..."

Почитываю сейчас на досуге такую вот книженцию:



Чтение весьма увлекательное. Что-то знала и раньше, многое открывается впервые. Не знаю, насколько безоговорочно можно доверять этому сочинению с научной точки зрения, но так как я сама мягко говоря не ахти какой продвинутый специалист, в качестве основы, думаю, должно хватить того, что по прочтении зацепится в моём мозгу.

При этом читать совершенно серьёзно я всё равно не могу - внутренняя блондинка даёт о себе знать. Как и в случае с любой более-менее серьёзной нехудожественной литературой, везде, где это возможно, воспринимаю информацию как набор занимательных анекдотов. Я над этой книжкой совершенно искренне и смеюсь, и плачу, честное слово! Сегодня ехала в троллейбусе и сама себе напомнила героя анекдота, который безудержно веселился, читая в общественном транспорте орфографический словарь. Наверное, со стороны выглядела точно так же. Видимо, я вопринимаю всё слишком близко к сердцу, но по дороге даже прослезиться успела пару раз. Хотя забавных моментов всё-таки больше. Взять хотя бы такой:

Любовь Ивана Наумовича Язева к астрономии была настолько велика, что своих детей он назвал астрономическими именами: сына - Арктуром (название звезды альфа Волопаса), а дочь - Геммой (название звезды альфа Северной Короны).

"Ковшик" - какое красивое слово! Можно было бы так собаку назвать..." (с)