Татьяна (tan_go) wrote,
Татьяна
tan_go

Categories:

Воронеж: часть 1

Я, пожалуй, только недавно в должной степени осознала, что написание отчётов о поездках важно в первую очередь для меня самой. И даже не потому, что это помогает сохранить в памяти много такого, что в противном случае из неё стирается и выветриватся. А потому, что рассказ о поездке — максимально удобный и эффективный способ самому осмыслить увиденное, сделать какие-то выводы, составить для себя некую окончательную картинку. И если познание есть неотъемлемый элемент любой смены географических координат (иначе какой в ней смысл?), то описание увиденного — лучший инструмент для закрепления и углубления такого познания.

Итак, поехали. На повестке дня у нас сегодня славный город Воронеж.

Так получилось, что в Воронеже мы оказались в период ярко выраженного межсезонья: деревья были ещё голы, но солнце временами припекало вполне ощутимо. Погода вообще жгла со страшной силой, проверяя нас на прочность то песчаными буранами, то 14-градусным перепадом температур. Первые особенно примечательны. Такое, говорят, всегда бывает в этих краях по весне на протяжении нескольких дней — когда весь снег уже стаял, а первый дождь ещё не прошёл, поэтому песок, которым всю зиму посыпали улицы, пребывает в подвешенном состоянии — в прямом смысле этого слова. Эту странную взвесь в воздухе я почувствовала сразу, как только вышла из здания вокзала — она придавала всему окружающему пространству какой-то романтически-туманный вид. При этом в первый день нашего пребывания в Воронеже ветер был почти ураганный, так что время от времени поднимались самые настоящие песчаные бури, от которых мы спасались, как могли, с переменным успехом, а потом подолгу вытряхивали песок и мелкий мусор растительного происхождения из волос, ушей и интимных деталей гардероба. Ночью прошёл долгожданный дождь, а наутро температура резко упала, но это всё равно было гораздо лучше, чем полные песка глаза и лица, почти по-шахтёрски измазанные чёрной пылью.

Несмотря на такие немного экстремальные условия, в Воронеже мне очень понравилось. Очень приятный город со своим, ярко выраженным, узнаваемым лицом. И хотя его, прямо скажем, не миновала разрушительная сила Великой Отечественной, серьёзно повлияв на нынешний облик города, в Воронеже есть на что посмотреть...




Первое, что видишь, попадая в любой город — это вокзал. В Воронеже он примечателен многочисленными скульптурами на крыше — наследие советской эпохи. Даже немного жаль, что существовать этому великолеию осталось недолго: на фасаде уже висит проект нового вокзального комплекса, не имеющего с нынешним ничего общего. Он, конечно, будет современнее и круче, но, блин, нынешние чуваки на крыше жгут неимоверно.






Воронеж — город контрастов

Планировка Воронежа примечательна тем, что прямо посреди города находится водохранилище, которое фактически делит его пополам (ну, не совсем пополам, если быть точными, но всё же). Причём Воронежское водохранилище — немаленькое такое, 70 км² по площади — этакая длинная колбаса протяжённостью около 30 км, появившая относительно недавно — в начале 70-х. На реке Воронеж, которая, собственно по городу протекала исторически. Все основные достопримечательности Воронежа расположены на западном берегу, так что пересекать "Воронежское море" нам не довелось, но вот на берегу мы побывали. Собственно, с этого, можно сказать, и началось наше знакомство с городом.

В своё время Петр Первый на реке Воронеж строил свои первые корабли и, разумеется, изрядно наследил. Кое-что даже до наших дней сохранилось, как это ни странно. Собственно, Адмиралтейская площадь на берегу — одно из таких исторических мест. При попытке спуститься к ней (именно спуститься: ландшафт Воронежа — отдельная тема) мы столкнулись с ещё одной примечательной особенностью этого города — удивительным сочетанием элементов крупного современного города с повсеместными "осколками" банального деревенского быта. Причём одно в другое интегрировано настолько тесно, что невозможно предсказать, какой вид откроется тебе за ближайшим поворотом: то ли ничем не примечательная городская улица, то ли очередной кусок раздолбанного частного сектора. Нет, то есть я, в принципе, уже давно поняла, что любой более-менее крупный провинциальный город — это по определению город контрастов. Но тут это утверждение заиграло новыми красками: такого причудливого хитросплетения старого и нового, богатого и бедного, величественного и примитивного я, пожалуй, ещё не видела. Примечателен не сам факт такой эклектики, а то, как одно переходит в другое и смешивается с ним — даже в самом центре города. При этом Воронеж, к счастью не производит этого шокирующего (меня) впечатления бедности или убогости — тут скорее некоторая запущенность и разгильдяйство, по личным ощущениям. Впрочем, я необъективна: мне в принципе очень нравится отсутствие парадности и "вылизанности" — есть в этом что-то особенно уютное, художественное и романтичное.

В общем, вместо того чтобы идти знакомиться с хрестоматийными достопримечательностями главной улицы Воронежа — проспекта Революции, мы первым делом полезли чёрт-те куда. То бишь к воде — через частный сектор. Где и огребли вышеназванной "художественности" по самые уши. Вот мы спускаемся вниз по улице Белинского. Вдалеке виднеется водохранилище и противоположный берег.







Интересно, что самые красивые названия почему-то достались именно таким вот скособоченным маленьким улочкам частного сектора: они все сплошь носят имена великих людей прошлого, по большей части — писателей классиков. Только Пушкину повезло: "его" улица — вполне себе приличная и в самом центре. Ну так на то он и Пушкин!
А ещё в Воронеже на частных домах принято писать не только адрес, но и фамилию хозяина. Так, в этом доме по улице Белинского живёт не кто-нибудь, а Гончаров:




А вот эта замечательная лесенка — не просто какой-то там проулок, а улица П. Алексеева. То есть всё серьёзно. Что особенно приятно, все эти "улицы" педантично указаны на карте, которую мы купили по приезде на вокзале. Впрочем, приятно это, наверное, только для пешеходов — наивный автомобилист, прокладывающий путь по той же карте, был бы, я думаю, малость разочарован...







Вот такие замечательные почтовые ящики стоят на улице в частном секторе — общие на несколько домов:




А дома иногда попадаются даже двухэтажные!




Собственно, вот так вся эта эклектика выглядит уже от воды, с Адмиралтейской площади:










Воронеж и Пётр Первый

На самой Адмиралтейской площади строений, прямо скажем, немного. Целое одно — если считать церковь и колокольню единым целым. Это Успенский Адмиралтейский храм. 1694 год или около того.










Это не просто единственное здание в округе. Это ещё и единственный сохранившийся памятник, связанный с кораблестроением в Воронеже в конце XVII — начале XVIII веков, то есть времён Петра. Грех было на него памятную табличку не повесить!







Петр I, впервые приехавший в Воронеж в феврале 1696 года, нашел здесь наиболее удобное место для создания флота. По этому поводу тут стоит ещё вот такое не пойми что (см. ниже). А за ним виднеется Петровский остров (он же Заячий или Адмиралтейский) — именно на нём началось зарождение российского флота. Пётр построил на нём первое адмиралтейство, включавшее в себя крепость, каменный цейхгауз и "парусный двор". Поблизости построили дворец царя и дома его сподвижников, вдоль берега тянулась верфь. Та самая церковь стала местом торжественных церемоний при спуске на воду парусников. Строительство флота длилось до 1711 года, но свидетельницей этих событий только церковь и осталась: часть построек сгорела в пожаре 1748 года, остальные так просто постепенно разрушились. Последним погиб цейхгауз — при взрыве немецкой бомбы в 42-м. С тех пор там и нету ничего, кроме деревянного креста, который не так давно поставили.




А вот как всё было когда-то — гравюра Воронежа XVIII века (на переднем плане Петровский остров и цейхгауз):

113.00 КБ


Современный вид — водохранилище во всей красе:







Разумеется, в память о славных временах Петру в Воронеже поставили памятник — нормальный такой, в самом центре города, в Петровском сквере. Его установили в 1860 году на общественные пожертвования, а на постаменте написали с одной стороны "Императору Петру Великому, 1860 г.", а с другой — "Воронежские дворяне и граждане". Вот фотография 1934 года:




Но его тоже постигла "интересная" судьба. Во время оккупации Воронежа в 1942 году бронзовая статуя была вывезена в Германию для переплавки. В 1956 году вместо неё отлили новую и установили на том же постаменте (надпись про дворян, граждан и 1860 год, конечно, так и сохранилась). Памятник восстанавливали по фотографиям и описаниям и сохранили его высоту и композицию. Однако некоторые детали все-таки были изменены: в частности, Петр I изображен молодым, каким он приезжал на строительство флота в Воронеж, а не в зрелом возрасте, как первоначально. А теперь для полноты картины позади Петра ещё и здоровенный торгово-гостиничный комплекс отгрохали.










Воронеж — город на костях

Но вернёмся от Петра к рассказу о нашем маршруте. Вдохновившись пустынностью Адмиралтейской площади, мы полезли обратно в гору — медленно и печально. Долго ли, коротко ли, достигли мы наконец полноценной цивилизации и, стойко расправившись с очередным песчаным бураном, выбрались в Кольцовский сквер. Да, Воронеж же знаменит ещё и тем, что отсюда родом поэт Кольцов! Эх, "раззудись, плечо, размахнись, рука"! Но я не о нём сейчас.

Кусочек Кольцовского сквера случайно попал на эту фотографию. Тогда я ещё не знала, чем примечательно это место. И слава Богу.




Здесь стоит старый бюстик Кольцова — стоит давно. В Воронеже есть ещё один памятник Кольцову — "полноценный", монументальный. А тут — просто такой вот изящный реверанс поэту.







И так бы и остался этот бюст для меня ничем не примечательным, если бы не одна старая фотография, попавшаяся на глаза уже по возвращению в Москву. Оказывается, во время войны в Кольцовском сквере было немецкое кладбище. Вот он — тот же памятник. Смотреть на эту фотографию, мягко говоря, жутко. Но ещё жутчее становится от мысли о том, что кости немецких солдат и ныне там — и были непосредственно у меня под ногами.




Вообще-то ещё при подготовке к поездке мы долго смеялись над тем, что в "Википедии" раздел "Исторические памятники Воронежа" рассказывает преимущественно о кладбищах. И шутили над тем, что, мол, Воронеж — радость тафофила. Оказалось, что тут особо не до смеха. Другие исторические памятники (вроде того же петровского цейхгауза) не дошли до нас, во многих случаях, из-за того, что Воронеж серьёзно пострадал во время Великой Отечественной. А вот очень многие старые кладбища с историческими захоронениями постигла иная судьба.

В XX веке их стали тупо закатывать в асфальт. В 30-е годы большинство церквей, а с ними и кладбищ были официально закрыты. Если порыться в вопросе, складывается какое-то совсем мрачное впечатление. Сейчас на территории города не сохранилось ни одного старого кладбища. Сносили их весьма бесцеремонно, на их месте без долгих раздумий что-то строили, а надгробиями распоряжались как Бог на душу положит: так, в одном месте спуски к реке вымощены стащенными надгробными плитами. Старые надгробия в единичном количестве можно встретить то там, то тут: очевидно, наиболее примечательные из числа уцелевших просто стаскивались в разные знаковые места.

Интересна в этом отношении судьба Новомитрофановского (Новостроищенского) кладбища. то есть сама по себе его судьба вполне банальна — такая же, как у других. Но занекоторое время до того, как возникла острая необходимость в сносе этого кладбища, там успели похоронить пару примечательных персонажей. Например, поэтов А. Кольцова (в 1842 году) и И. Никитина (в 1861-м). В 1930-е церковь при кладбище прикрыли, а само оно перестало функционировать. На его месте впоследствии построили цирк и устроили парк культуры и отдыха (с танцплощадкой и прочими атрибутами), получивший в обиходе название «Парк живых и мертвых» или «ЖИМ».

Правда, на могилы Кольцова и Никитина (а заодно ещё нескольких персонажей, лежащих пососедству) рука почему-то не поднялась. Их сохранили там, где были, и теперь это место гордо именуется Литературным некрополем. Мы-то думали поначалу: какое странное место для захоронения неожиданно выбрали — посреди города, перед цирком, на таком маленьком кусочке земли... А оно вон как всё, оказывается.










И это только один из множества примеров — самый, пожалуй примечательный. Ещё один интересный памятник канувшему в небытие — входной пилон ограды Вознесенского (Чугуновского) кладбища, единственное, что от него осталось. Первый план города, на котором оно обозначено, относится к 1800 году. Хоронили здесь всё больше богатых и именитых. Теперь на территории кладбища стоит телецентр, жилые дома и дворец спорта "Юбилейный". Меж тем не далее как в 2007 году при строительстве жилого дома на территории здесь была найдена аллея славы воинов Отечественной войны 1812 года. Но на поверхности земли остался только этот пилон.




Вот фотография конца 20-х годов, сделанная со стороны кладбища: само оно уже в запустении, ограду уже снесли, но пилон ещё не один, а два, и они ещё белёные:




Рядом с пилоном сейчас лежит несколько уцелевших могильных плит.




Но вернёмся, наконец, к нашему маршруту. Из Кольцовского сквера мы попадаем на площадь Ленина (ну, куда ж без него!). Тут всё уже совсем парадно:




По правую руку Ленина — Никитинская библиотека:




По левую руку — Воронежский государственный театр оперы и балета:




А вот и сам вождь — посередине:




Собственно, к вопросу о Ленине и его руках. Они оказались главным объектом на ещё одной старой фотографии, шокировавшей меня по приезде в Москву. Оказывается, во время войны на призывно вытянутой вперёд правой руке Ленина немцы вешали людей. Тонко, очень тонко, ничего не скажешь!




Немного о неслучившемся

К слову, за спиной Ленина — здание администрации Воронежской области. Оно примечательно не тем, какое оно сейчас, а тем, каким могло бы быть: вообще-то его планировали как высотку по типу московских, но построили та же фигня — с Воронежским государственным университетом. Вот оно, на следующей фотографии. Банальная коробка — а должно было быть что-то по образу и подобию МГУ!




Перед ВГУ, как видите, стоит "памятник Чупа-Чупсу" — большая круглая хрень на палке, с надписью "Пролетарии всех стран соединяйтесь". В таком месте он смотрится, конечно, несколько странно. Говорят, изначально он должен был стоять на улице Мира, а перед ВГУ — "памятник молекуле ДНК" (тоже неофициальное название, разумеется) с надписью "Слава советской науке", что было бы куда логичнее. Но в итоге эти памятники просто... перепутали. Так и стоять им теперь на веки вечные не на своих местах. Вот, к слову, второй из них:




На этом сегодняшний обзор всяких казусов считаю оконченным. В следующий раз я наконец расскажу о более "парадном" Воронеже — впрочем, и там без занятностей, конечно, не обойтись.

Продолжение тут: Воронеж: часть 2
Tags: Россия: по городам и весям, путевые заметки, путешествия, фото
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 71 comments